Размер шрифта:
Изображения:
Цвет:
10:28, 29 июля 2020

Дорога друг к другу. Как пути алисовской девушки и воронежского парня пересеклись в Ивне

Дорога друг к другу. Как пути алисовской девушки и воронежского парня пересеклись в ИвнеФото: Михаил Гончаров
  • Статья

Продолжаем публикацию воспоминаний наших земляков о начале Великой Отечественной войны, периоде оккупации и послевоенных годах.

Помогала на подворье и в колхозе

В семье Романа и Веры Спицыных из с. Алисовка трое детей умерли в малом возрасте. Затем 4 июня 1929 года родилась Наталья (героиня нашего повествования). У неё были младшие брат Анатолий 1935-го и сестра Нина 1939 годов рождения.

«Мой отец Роман Михайлович работал в Ивне в райзо (районном земельном отделе) инструктором по пчеловодству, — рассказала Наталья Романовна. — Он с весны до осени неделями не был дома. Выезжал в колхозы, оказывал помощь на пасеках. Мать, Вера Филипповна, трудилась по наряду в местном колхозе „Путь к социализму“. В Алисовке я окончила четырёхлетнюю начальную школу, а потом — Курасовскую семилетнюю. Я присматривала за младшими братом и сестрой, помогала родителям по хозяйству. А уже с 12 лет мама брала меня работать на колхозные поля. Пололи сахарную свёклу, а осенью вручную копали корнеплоды и вывозили их на кагатное поле сахзавода в Ивню. Денег тогда не платили, а начисляли „палочки“ — трудодни. Помню, как на них однажды выдали 45 кг зерна пшеницы. Его смололи в Курасовке на мельнице. Мама берегла муку, чтобы испечь куличи на Пасху».

Женщина поведала, что жила их семья в верхней части села в дубовой хате, крытой соломой. Земляной пол девочка на свой лад делала разноцветным, что удивляло соседку. Одну часть пола Наташа мазала разведённым водой коровьим навозом, который при высыхании становился зелёного цвета, а другую — коричневой глиной. Спицыны держали корову, телёнка, свиней, гусей, индюков, кур, четыре колодки пчёл. Возле хаты был участок 18 соток земли да от колхоза намеряли ещё 0,3–0,4 га. Всё засаживали картофелем. Ниже подворья на лугу возле речки ещё было 50 соток, где выращивали овощи и свёклу. На всю жизнь Наталья запомнила вкус круглых коричневых кусочков сладких корнеплодов, запаренных в русской печи. Денег на конфеты у родителей не хватало.

«Я варёнок вам напарила. Идите есть, дети», — звала нас мама, — с ностальгией вспомнила собеседница.

Война и лишения

«О начале войны сообщили по радио, — продолжила Наталья Романовна. — А утром следующего дня односельчане стали получать из Ивнянского райвоенкомата повестки о призыве на фронт. Мужчинам давали несколько часов на сборы. Уже после обеда во дворах был слышен женский плач и причитания. Родные провожали своих мужей, братьев и сыновей».

Осенью 1941 года по заданию райзо, как рассказывала Наталье её мать Вера Филипповна, Романа Михайловича с документами эвакуировали на север страны. Там он отыскал жену своего двоюродного брата с детьми. У них и жил до самого конца войны.

«Той же осенью в село пришли оккупанты, — рассказала Наталья Романовна. — Мама с односельчанами трудилась в поле. Я была с младшими братом и сестрой в хате. Вдруг увидела в окно, что к нам идут двое солдат в серой форме с винтовками. Я быстро накинула на входную дверь крючок. Мы втроём спрятались под кровать и притихли. Немцы подёргали закрытую дверь и ушли. А если бы выбили запор, не знаю, что сделали бы с нами».

Женщина вспоминает, что с приходом в район фашистов в селе тут же объявились их прихвостни. И не какие‑нибудь, а свои, местные, из числа недовольных советской властью. Они тут же записались в полицаи, избрали старосту. Он собрал людей и заставил ему подчиняться. Стариков, женщин, молодёжь выгоняли работать в поле, выращивать и убирать урожай. А немцы бывали лишь наездами.

«Запомнился один из полицаев, который ходил по хатам и забирал любую понравившуюся вещь. Одел своих жену и детей, — с негодованием сказала женщина. — А куда после прихода наших освободителей делись полицаи, не знаю».

Освобождение

Наталья помнит, как зимой 1943-го в Алисовку со стороны Ивни верхом на лошади въехал советский офицер, а за ним на трёх гружёных подводах красноармейцы. Они везли с сахарного завода мешки с сахаром и остановились неподалёку от их подворья. «Разрезайте мешки и набирайте себе и вашим детям сахар», — разрешил селянам командир группы. Подошедшие женщины тут же со словами благодарности стали насыпать сладкий продукт в фартуки. После этого военные уехали в сторону обоянской Павловки.

«А на следующее утро, — продолжила Наталья Романовна, — мама меня будит, посылает в школу, куда привезли того самого офицера. Он погиб в перестрелке с немцами. Его похоронили на сельском кладбище».

С 14 лет после окончания школы Наталья работала от колхоза почтальоном. Ходила в Курасовку, получала газеты и письма, а потом с тяжёлой сумкой разносила их по Алисовке. В то время село было большое, 140 дворов. Женщина рассказала, что с приходом весны 1943 года люди трудились в колхозе, обрабатывали почву, сеяли и убирали урожай. Их, детей, на рытьё окопов при подготовке запасных линий обороны не посылали. А в ходе начавшихся 5 июля боёв на Курской дуге в селе была слышна канонада. Услышав гул вражеских самолётов, мать с детьми прятались в погребе. В 1945 году после Победы над ненавистным врагом домой с северной эвакуации вернулся её отец. Он болел язвой желудка и в 1946-м умер.

Послевоенный труд

Наталья Спицина продолжала работать в колхозе за трудодни. А когда после войны в Павловском отделении организовали совхоз, туда со всех ивнянских сёл и хуторов вербовали людей для выращивания свёклы.

«Ходила работать в совхоз каждый день из Алисовки по несколько километров. Мы ухаживали за посаженными корнеплодами сахарной свёклы, пололи сорняки, а потом осенью срезали вручную стебли с семенами, — поделилась секретами технологии пенсионерка. — Зарабатывала по 15 рублей, на которые мама в открытой в селе лавке покупала спички, мыло, соль».

Спустя два-три года, когда подросла, девушка перешла работать на Ивнянский сахзавод. На кагатном поле специальными вилами-бармаками с закруглёнными концами вместе с другими грузила свёклу. На заводе платили зарплату, хотя и небольшую. Ещё она работала на торфяниках в Сметановке и Шишках. Мужчины резали торф, а женщины и девушки складывали брикеты в штабеля на просушку. После этого по 24 кирпича-брикета носилками подносили к машинам и грузили для отправки на завод. Там торфом отапливали котлы.

Тракторист и шофёр

Николай Поливянов родился 23 декабря 1924 года в с. Бутурлиновка одноимённого района Воронежской области. У его отца Тимофея Ивановича и матери, уроженки Ивни Федосьи Фёдоровны (в девичестве Абраменко) были ещё дети: старшие сыновья Виктор 1919-го, Алексей 1922-го и младшая дочь Анастасия 1925 годов рождения. Глава семьи в 1933-м умер от голода.

«Виктор после окончания семилетней школы уехал в Ленинград, — рассказал Николай Тимофеевич. — Алексей жил и работал в Воронеже на авиационном заводе. А мы с сестрой в нашей хате остались практически одни. Мать трудилась в колхозе дояркой. Коровы с весны до осени находились вдали от села на пастбищах, где их и доили, и матери днями не было дома. Наша бурёнка тоже была в колхозном стаде — маме как передовой работнице и члену партии председатель разрешил. А молоко она сдавала в счёт колхозного».

Когда Николай окончил пять классов, мать попросила председателя колхоза направить сына на курсы трактористов, как хотел сам мальчик. Там он изучил такие марки техники, как ХТЗ, СТЗ и другие. После окончания курсов парнишку приняли на работу в местное хозяйство вначале прицепщиком (помощником тракториста), а когда появилась вакансия — назначили трактористом. Уже с 15-летнего возраста юноша с весны до осени выполнял различные полевые работы, зимой возил на санях на ферму корма. В 1941-м райвоенкомат направил Поливянова на курсы шофёров в г. Борисоглебск, где он освоил устройство автомобиля и научился им управлять.

Военные годы

«В декабре 1942 года, когда мне исполнилось 18 лет, пришла повестка из райвоенкомата, — продолжил рассказ Николай Тимофеевич. — Мать плачет, ведь старший сын вызвался добровольцем на фронт и погиб при обороне Ленинграда, средний сын настоял на снятии брони на оборонном заводе, пошёл в ополчение и в боях под Воронежем получил тяжёлое ранение руки». 

На малой родине

Из армии демобилизовался в сентябре 1946 года. После Николай Поливянов вернулся на свою малую родину в Бутурлиновку.

«Вижу, от нашей избушки остались одни стены, — горько сказал ветеран войны. — В сельсовете сказали, что моя сестра вышла замуж, забрала мать с собой, и они уехали жить в г. Усть-Лабинск Краснодарского края. Поехал я к ним. Там устроился на машинно-тракторную станцию трактористом. Работал на полях местных колхозов. В 1948 году мне дали двухнедельный отпуск. А тут родная сестра мамы из Ивни прислала телеграмму, что её младшего сына призывают в армию, и пригласила на проводы».

Притяжение Ивни

В конце заснеженного декабря 1948-го Николай Поливянов в солдатской форме приехал в Ивню. Проводил двоюродного брата на службу и решил остаться.

«Сменный инженер сахзавода в начале 1949 года приняла меня на должность тракториста с тем условием, что зиму я буду жить в общежитии предприятия, а летом работать в Павловском отделении, — продолжил собеседник. — В том же отделении на полях трудилась Наталья Спицына. Девушка мне приглянулась. Узнал, что в Алисовке собирается молодёжь на вечеринки, ну и зачастил туда. В 1949-м мы поженились. Жили все вместе с её матерью, братом и сестрёнкой. В 1951 году у нас родился сын Владимир, а в 1953-м – Юрий».

Николай Тимофеевич все годы работал на сахзаводе по своей специальности. В 1970-е годы Поливяновы перебрались жить в Ивню, где получили от предприятия двухкомнатную квартиру на втором этаже многоквартирного дома. Живут тут и поныне. К сожалению, старший их сын погиб в дорожной аварии. У ветеранов войны и труда четверо внуков и восемь правнуков. Когда выпадает возможность, все они навещают своих родителей, дедушку и бабушку. А те их всегда ждут, рассматривая семейные фотографии на стенах квартиры и в альбоме.

Ваш браузер устарел!

Обновите ваш браузер для правильного отображения этого сайта. Обновить мой браузер

×