Ивня онлайн

Единой силой народной. Как жили ивнянские сельские труженицы в тяжёлые годы лихолетья

11 марта , 11:45ОбществоФото: Архив Ивнянской библиотеки/ Валентина Ивановна прочувствовала все тяготы и боль женщин через рассказы мамы

Две жительницы района рассказали свои истории.

Так уж повелось испокон веков, что на войны, конфликты, экспедиции в неизведанные места большей частью отправлялись мужчины. Женщины же, как хранительницы очага, оставались беречь этот очаг. Но не только его.

И радость, и горе общие

Унёсшая десятки миллионов жизней Великая Отечественная неизлечимые шрамы оставила на женских судьбах: забрала родных, искалечила детей, надорвала силы и здоровье матерей. Если солдаты уничтожали врага на расстоянии, то женщинам с детьми, старикам в оккупации приходилось жить с ним, терпеть его издевательства и каждый миг подвергаться риску быть убитыми. Бомбёжки, голод, холод, смерти перенесли дети войны, их матери. Мало того — они выжили и подняли на своих плечах из руин страну.

О тех страшных днях оставили свои воспоминания уже ушедшие и ныне живущие земляки из нашего района. Любовь Степановна Сергеева (дев. Петрова) из хутора Зоринские Дворы так вспоминала войну:

«Я родилась 15 апреля 1936 года в хуторе Зоринские Дворы. В 1941-м, когда началась война, я была ребёнком. Помню, приехал из Сафоновского сельсовета мужчина верхом на коне, собрал всех людей, сказал: «Началась война». Женщины все плачут, кричат. Мы-то что — дети, бегаем да и всё. Объявили мобилизацию. Мужчины почти все ушли, а мы остались. Много потом не вернулось молодых ребят. Красавцы были! Когда папа ушёл на фронт, было нас двое детей, а позже ещё брат родился. Мы перебирались в войну с мамой Аксиньей жить в Кулешовку (Владимировку), она оттуда родом. Перешли мы туда к деду с коровой. А у него корма не хватало, и мы перешли к дедушкиному брату. В маленькой хатке уже было семь человек. Но мы все поместились».

Жили они так до той поры, как рассказывала Любовь Степановна, пока немцы не отошли. Семья вернулась домой, а хатёнка вся разбита. Пришлось Аксинье с детьми вернуться назад. Снова налетели фашисты, наши отступали. Землячка слышала, какие бои шли под Прохоровкой, как гремела и дрожала земля, ночами вспыхивали разрывы снарядов. А дети той поры взрослели рано, всё понимали, и только испуганные глаза выдавали их ужас.

Немало вражеских самолётов пролетело над головой Любови Степановны. Однажды вся сельская детвора видела падающий горящий самолёт.

«Мы испугались, боялись, что на наш дом упадёт. Но он упал недалеко от него. Долго пылал. Много хат сгорело тогда от фашистской бомбёжки. Одни печки торчали».
Любовь Степановна гордилась своим героическим отцом
Фото: Архив Ивнянской библиотеки/

Помнила Любовь Степановна, как немцы жили в селе. Снимали двери с сараев, рубили их и тем топили дома. Всё забирали у мирного населения.

«Увидели, что мы в ступе просо толчём, сказали: «Каша кулеш — кишкам капут» —и забрали всё зерно у нас. А когда ночью услышали выстрелы, то, боясь партизан, уехали без сборов, в чем были».

Учиться дети стали уже после освобождения района. Радость, слёзы, крики слышались всюду, когда пришла весть о Победе. А когда умер Сталин, по словам Любови Степановны, все люди, и взрослые, и дети, плакали, горе было у каждого.

Лишь бы победили

Валентина Ивановна Савицкая много раз слушала свою маму, её рассказы о войне. Зинаида Егоровна Воронкова (дев. Марущенко) 1924 года рождения была родом из Верхопенского поселения, с хутора Ильинский.

«Ей было уже 16 лет, когда началась война, — рассказала Валентина Ивановна. — По её рассказам я тоже имею представление о тех тяготах, которые легли на плечи советских женщин, детей, подростков».

Когда фашисты вошли в хутор, они всё население выгнали из домов и сами в них поселились. По словам Валентины Ивановны, наши люди жили в погребах. Всю живность новые «хозяева» отобрали, было холодно и голодно. По утрам немцы сгоняли наших на работу.

«Раньше зимы были очень суровые, снежные. Мама рассказывала, что они надевали все, что были, тряпки на себя и шли расчищать фашистам дороги от снега. За неповиновение, за невыход на работу фашисты выстраивали всё население и каждого девятого расстреливали. Человек пять именно так погибли».

Когда пришли наши войска, освободили земли от врага, было у всех огромное счастье, облегчение. Мужчин почти не осталось, и вся работа легла на женские и детские плечи. Сеяли, пахали, ухаживали за оставленными ранеными. Особенно памятны стали для мамы Валентины Ивановны бои за Курскую дугу.

«В их хуторе проживал Михаил Сериков. Он мобилизовал всех подростков, в том числе и мою маму Зинаиду Марущенко. Они все вместе пошли в поле создавать дымовую завесу. Возможно, чтобы немецкая авиация не разглядела наших солдат. Одни поджигали костры, другие водой поливали, чтобы сильней и гуще дымилось. И этот искусственно созданный туман полностью скрывал на поле танки и людей».

Когда отстояли Огненную дугу, когда наши пошли в наступление, была у всех одна огромная радость. Молодёжь плясала, танцевала, люди пели песни.

«А солдат-освободителей женщины подкармливали, чем могли, выносили из подвалов то скудное, последнее, что имели. Лишь бы живы были. Лишь бы победили. Вот такая была война в памяти моей мамы», — со слезами на глазах поделилась Валентина Савицкая.

Может, потому и стала та война Великой, что великая сила народная, от малого до старого, поднялась с земли и смела с неё нелюдей. Может, потому и стала она Отечественной, что своё родное, отчее защищали и мужчины, и женщины, и дети. Все вместе. И только так.