Размер шрифта:
Изображения:
Цвет:
12:00, 14 сентября 2019
 85

Матушка Марина Захарчук объяснила разницу между язычниками и староверами

Матушка Марина Захарчук объяснила разницу между язычниками и староверамиЕпископ Губкинский и Грайворонский Софроний проводит службу по старому обряду в РакитномФото: Архив Марины Захарчук
  • Письмо в редакцию

Жена Новенского священника рассказала об отличии этих верований

Вопрос о различиях между язычниками и староверами говорит о том, что человек, задавший его на страничке сетевого издания в ОК , знаком с религией очень мало. Но, тем не менее, вопрос этот интересен, и матушка Марина Захарчук попыталась на него ответить.

О различиях этих верований говорить трудно или вообще невозможно, потому что единственное, что связывает язычников и староверов, – это присутствие религиозного начала. Все остальное – сплошное различие! Сравнивать их так же нелепо, как, например, бабочку и ягуара (оба – животные) или полынь и баобаб (оба – растения).

Язычество – общее название для всех религиозных верований, не имеющих корней в Священном Писании (Библии) – книгах Ветхого и Нового Заветов. В Псалтири царя Давида (одна из книг Ветхого Завета), в одном из псалмов есть строчка (на церковнославянском языке): «…всибози – язык бесове». Говоря по‑русски, все боги — на самом деле бесы. Так что, по твердому убеждению христианства, а еще до него – религии иудеев, язычество в любой его форме – это лжеверование, вера в богов, за которых выдают себя темные силы.

Первая заповедь, данная Богом (Богом с большой буквы – именно так и только так писалось это слово в нашей стране до октябрьского переворота 1917 года, в отличие от богов с буквы маленькой) Своему избранному народу, иудеям, гласит: «Я Господь Бог твой. Да не будет у тебя иных богов, кроме Меня».

Из той же Библии – книг Ветхого Завета – мы можем узнать, как развивалась история избранного Божьего народа и многочисленных языческих народов до нашей эры (кстати, до революции в нашей стране, а в большинстве стран и до сих пор принято другое обозначение этой эры – до Рождества Христова). Практически все эти народы-страны, в том числе и великие, например, Вавилонское царство, исчезли с лица земли. В то время как малочисленный вначале народ иудейский, по обетованию Господа и за верность Ему, побеждал могущественных врагов, умножался числом и креп физически и духовно. Хотя и многократно отступал от заповедей и даже поклонялся языческим богах. Но вновь и вновь каялся в грехах, и Господь как любящий Отец так же многократно прощал Своих неразумных сыновей. До тех пор, пока иудеи не совершили страшного, непростительного (а главное – непризнаваемого ими до сих пор!) греха. Сына Божьего, Иисуса Христа, воплотившегося в земного Человека и одновременно оставшегося Богом, пришедшего на землю, чтобы спасти человечество от вечной смерти, чтобы искупить грех человечества, совершённый первыми людьми Адамом и Евой, в результате чего они сами и все их потомки осуждены на вечную смерть, — иудеи не признали, отвергли и распяли на кресте как самозванца и разбойника. Даже истинный язычник – римский прокуратор Понтий Пилат, бывший в то время наместником римского императора в Иудее, который утверждал вынесенные иудеями смертные приговоры, «не нашел никакой вины», как говорит Евангелие, в Иисусе и предлагал иудеям отпустить Его. Но бесчинствующая толпа осталась непреклонной: «Кровь Его на нас и детях наших!» — вопил богоизбранный народ. И Пилат умывает руки.

С этого момента иудеи, сами себе подписавшие приговор, утрачивают свою богоизбранность. Теперь богоизбранным становится любой человек, искренне, всем сердцем поверивший евангельской вести (само слово «Евангелие» переводится с греческого как «благовестие») и крестившийся, по заповеди Христа, во имя Отца, Сына и Святого Духа.

Рождеством Христовым началась новая эра – эра избавления христиан от вечной смерти. Мы, христиане, твердо верим и знаем: смерть – это только переход в вечную жизнь. Правда, какой она окажется для человека, зависит от его земной жизни, от того, насколько стремился он исполнить заповеди Божии.

До 10-го века по Рождестве Христовом Русь была языческой и жила по законам древних языческих народов: разобщённость отдельных групп людей (княжества), междоусобные войны, вера во всемогущество духов (богов), жертвоприношения, в том числе и человеческие… Христианство приходило на Русь постепенно – еще апостол Андрей Первозванный на киевских горах предрек месту сему великое будущее. Так и случилось. В 988 году киевский князь Владимир крестил Русь. Не будем сейчас вдаваться в подробности этого великого события – наверняка все помнят его суть из школьных уроков истории. Скажем только, что язычество, конечно, не вмиг прекратило на Руси свое существование, а отдельные его проявления всплывают в нашей стране и сегодня: это явление названо неоязычеством. Но все же постепенно Русь обретала новую силу и к 20-му веку стала самой могущественной державой в мире – и духовно (в первую очередь), и экономически, и территориально. И только с революциями 1917-го года началась внутренняя война, разруха, экономический спад, голод. Все сразу обрушилось на великую державу. И нет иного объяснения этому «всему сразу», кроме того, что за отступничество от Христа Бог Сам отступился от России…

А что же староверы? В размышлениях о роли истинного Бога в истории государств мы чуть не забыли о вопросе нашего читателя.

Староверы – это те же христиане, только верующие во Христа немного по‑иному, живущие «по старой вере».

В 988 году князь Владимир крестил Русь. Но не сам, конечно, а руками греческих священников, которые по его просьбе приехали в нашу страну. Они привезли с собой греческие церковные книги, с которых был сделан перевод на старославянский, а затем и церковнославянский язык. Постепенно появились священники русские, служащие по этим книгам. Но беда в том, что книгопечатания еще не было и книги переписывались вручную. За несколько веков в них вкралось множество ошибок – что‑то по невнимательности, а что‑то – и по своеволию переписчиков. Образованные священнослужители, живущие в столице, видели эти ошибки (уже не только в книгах, но и в самом порядке богослужения) и стремились своими силами их исправить. А малограмотные служители алтаря противились этому и настраивали народ против «новой веры» (которая на самом деле просто оставалась неискажённой временем).

Так возник старообрядческий раскол, который староверы (они же – старообрядцы) прочно связали с именем патриарха Никона, называя нас, обычных христиан, никонианами. Хотя исправление богослужебных книг началось еще до Никона, с начала 16-го века, когда в Москву для этих целей был приглашен из Афонского монастыря ученый инок по имени Максим Грек (прозвище, данное ему на Руси). Выправлению церковных книг он посвятил жизнь, претерпел много гонений от противников такого исправления, скончался в ссылке и был погребен на территории Троице-Сергиевой лавры, а впоследствии причислен к лику святых.

Царь Иван Грозный за время своего правления созывал, с целью исправления ошибок в богослужении, несколько соборов (собраний авторитетного духовенства), наиболее известный из которых – Стоглавый (1551 год). Продолжил нелегкое дело исправления книг и служб патриарх Иосиф (1642–1652 гг.). Среди приставленных к этому делу были протопопы Стефан Вонифатьев, Иоанн Неронов, Аввакум, Даниил, ставшие впоследствии организаторами раскола. При патриархе Никоне (1652–1666) исправление книг и богослужений было завершено. Собор 1656 года, на котором, кроме русских архиереев, присутствовали два патриарха – Антиохийский Макарий и Сербский Гавриил, одобрил все новоисправленные книги, а старые повелел по церквам собирать и сжигать. Несогласные с этим постановлением собора ушли в раскол.

Само старообрядчество вскоре раскололось на несколько различных течений (и это подтверждает неправоту раскольников – ведь, по словам Христа, «дом, разделившийся сам в себе, не устоит»!). Две главные ветви старообрядчества – поповцы и беспоповцы. Поповцы признают Церковь, священноначалие, священников, которые одни могут совершать церковные таинства – крещение, венчание, исповедь и другие. Беспоповцы же, как видно из названия, не признают Церковь в том виде, к которому привыкли мы. Церковь для них – только собрание верующих людей, без здания-храма, без священнослужителей, а таинства совершаются мирянами. Эта часть старообрядцев близка к сектантам (в любой секте не признается священство), хотя от сектантов они отличаются тем, что почитают иконы «дониконовского» письма и совершают богослужение по старым, но все же церковным книгам.

В настоящее время в России мирно сосуществуют Русская православная церковь (РПЦ) и Старообрядческая церковь. Мы, православные, хорошо видим заблуждения староверов, но, поскольку они не касаются догматов – то есть основ веры, а затрагивают лишь обрядовую сторону, Старообрядческая церковь не считается еретической. В 1853 году была основана Московская старообрядческая архиепископия. Сейчас она официально называется Русской православной старообрядческой церковью. Часть старообрядцев не признает эту церковь и с 1923 года организовала свою церковь с центром в Новозыбкове; ныне глава этого течения носит титул архиепископа Новозыбковского и всея Руси.

Московские соборы 1666 и 1667 годов наложили на старообрядцев анафему. Вопрос о ее снятии поднимался еще в 1783 году. В то время часть старообрядцев предложила перечень условий, на которых приверженцы старого обряда могли бы переходить под управление РПЦ, не поступаясь своими обычаями. Эти правила с поправками митрополита РПЦ Платона (Левшина) были приняты в 1800 году. Так было положено начало Единоверческой церкви.

В 1906 году при подготовке Поместного собора РПЦ также поднимался вопрос о необходимости снятия клятв со старообрядцев, а на Соборе 1917–1918 гг. даже подготовлен проект соответствующего постановления. В 1929 году патриарший Священный синод принял определение, практически отменивший все старые клятвы. Однако окончательное утверждение этого решения было в компетенции только Собора Церкви. В 1971 году анафематствование староверов было прекращено официально. Отмена клятв не является «признанием ошибок» РПЦ, но была выражением братской любви «ради мира и пользы Церкви» (по выражению 79-го правила Карфагенского Собора), ради единения русских людей.

Что же касается Единоверческой (старообрядческой) церкви, то ее священники имеют право сослужить нашим пастырям во время общих богослужений. Наш правящий архиерей, епископ Софроний Губкинский и Грайворонский (сам, кстати, рожденный в семье старообрядцев) периодически проводит богослужения по старообрядческому чину в нашей епархии – с целью разъяснения своей пастве сути старого чина богослужения и отсутствия в нем еретической составляющей.

 

Марина Захарчук

Ваш браузер устарел!

Обновите ваш браузер для правильного отображения этого сайта. Обновить мой браузер

×