Размер шрифта:
Изображения:
Цвет:
Баннер Родина
14:26, 31 декабря 2021
 Анна Черкашина 424

В поисках счастья. Как сложилась жизнь потомков семьи Клейнмихелей в эмиграции

В поисках счастья. Как сложилась жизнь потомков семьи Клейнмихелей в эмиграцииГрафиня Екатерина Николаевна Клейнмихель, её дочери и великий князь Дмитрий Павлович в ИвнеФото: Личный архив Алекс де Фиркс
  • Анна Черкашина
  • Статья

До отъезда из России члены семейства любили проводить время в своём имении в Ивне.

В № 48 «Родина» рассказала о внучке графини Ольги Клейнмихель — Александре де Фиркс. Алекс — хранительница большого архива документов своей семьи и автор исторического блога. Наша газета познакомилась с её статьями и воспоминаниями, чтобы рассказать о жизни Ольги Константиновны в России и после эмиграции.

Любимая Ивня

Про судьбу Ольги Клейнмихель можно было бы написать захватывающий роман. Аристократическая роскошь, блеск балов и дворцов, дружба с царской семьёй и головокружительная любовь сменились трагедией. После революции надо было бежать из страны, чтобы спасти свою жизнь, и, как и другим русским эмигрантам, устраиваться на новом месте, искать работу, приспосабливаться к непростым условиям, жить вдали от любимой семьи. Однако она всегда со всей решимостью продолжала идти вперёд, не теряя оптимизма и веры.

Но вернёмся немного назад. Конец XIX — начало XX века. Ещё впереди все испытания. А сейчас — счастливая пора детства и юности. И часть этого счастья — имение в любимой Ивне. Поездки туда совершались ежегодно. И дети с нетерпением ждали этих дней. В это путешествие отправлялись не только Константин Клейнмихель с женой, их дочери Элла, Тата, Ольга, Клэр и сын Владимир. С ними ехали гувернантки детей, учительница русского языка, наставники для Владимира, врач, две портнихи и часть прислуги.

Первую часть пути семья ехала на поезде. После того, как они доезжали до ближайшей к Ивне станции, пересаживались в экипажи.

«Обычно мы начинали эти поездки ближе к закату, и темнота быстро сгущалась. Но примерно в четырех милях от Ивни, где на вершине холма ветряная мельница протягивает свои длинные руки к тёмному небу, нас встречали несколько человек на лошадях с горящими факелами. Идя в ногу с нашими экипажами, они галопом сопровождали нас, держа в вытянутых руках длинные факелы, опираясь концами на стремена», — вспоминала Ольга.

В усадьбе Клейнмихелей было 65 комнат. Дети очень любили играть в парке. У каждой из сестёр был свой огородик, где они ухаживали за овощами и цветами. По утрам им нравилось бывать на ферме и поить телят молоком. Часто семья выбирались на пикники. Сёстры и брат собирали землянику и полевые цветы. Вечером обычно рукодельничали и читали вслух. Иногда устраивали небольшие концерты. Дети Клейнмихелей любили наблюдать за работой сахарного завода. Осенью они собирали грибы и наблюдали, как готовят заготовки на зиму.

 

Семья Вороновых Семья Вороновых / Фото: Личный архив Алекс де Фиркс

Любовь великой княжны

В феврале 1914 года Ольга Клейнмихель обвенчалась с Павлом Вороновым в Царском Селе. Точный год, когда они познакомились, неизвестен. Ольга Константиновна писала об этом так:

«Вскоре на танцах у княгини Барятинской меня представили императору и двум молодым великим княжнам Ольге и Татьяне. На этой вечеринке я также познакомилась со своим будущим мужем Павлом Вороновым».

На свадьбе присутствовали император Николай II, его жена Александра Фёдоровна и их дети. Присутствие царской семьи на свадьбе неудивительно. Ольга была фрейлиной императрицы. А Павел служил на царской яхте «Штандарт». Попал он туда после того, как отличился своей храбростью после нашумевшего мессинского землетрясения на Сицилии. Павел служил тогда на крейсере «Адмирал Макаров» и вместе с другими русскими моряками помогал вытаскивать раненых из‑под завалов и отправлять их в больницы. Всё это было сопряжено с риском для жизни. Толчки могли повториться в любой момент.

Когда Воронов появляется на «Штандарте» к нему начинает проявлять большой интерес великая княжна Ольга Романова. Они много общаются, танцуют вместе на балах. Ольга влюбляется. Она никому не рассказывала о своих чувствах, лишь писала о них в дневнике, да и то в зашифрованном виде. Сейчас эти записи расшифрованы, и можно сказать, что Павла она продолжала любить до самой своей гибели в 1918 году.

Точно неизвестно, знал ли сам Воронов о её чувствах. По одной из версий императрица Александра Фёдоровна догадалась, что дочь влюблена, и потому вместе со своим мужем была очень рада женитьбе Павла на Ольге Клейнмихель.

Наверняка можно сказать лишь только то, что Павел сильно любил свою жену и она отвечала ему взаимностью. До свадьбы он практически каждый день дарил ей цветы. Свои тёплые чувства друг к другу супруги пронесли через всю жизнь. Это видно и по письмам, и по воспоминаниям их близких. За два дня до родов, которые проходили уже во Франции, Ольга Константиновна написала мужу письмо, в котором были такие строки:

«Моя драгоценная любовь и счастье, мой Павлик, если бы, не дай Бог, мне сейчас пришлось умереть, я хочу ещё раз сказать тебе, что ты для меня всё, что я любила только тебя и жила только для тебя и тобой. Ты подарил мне такое безмятежное и безграничное счастье, которое ярким светом наполнило мою душу. Каждый момент моей жизни с тобой был одним сплошным праздником и счастьем, за которое я не могу выразить словами, как я тебе благодарна».

Весть о расстреле царской семьи Вороновы встретили с ужасом.

 

На борту Штандарта (Павел Воронов - третий справа в первом ряду) На борту Штандарта (Павел Воронов - третий справа в первом ряду) / Фото: Личный архив Алекс де Фиркс

Россия-Франция-США

После того, как Добровольческая армия потерпела поражение, Ольга и Павел эвакуировались из порта в Новороссийске. Они уплыли на британском корабле. Шесть недель пробыли в Константинополе, а затем эмигрировали во Францию. Там они получили работу в отеле Le Grand Hotel на Лазурном берегу. В 1922 году родилась их дочь Татьяна. Какое‑то время они пробыли в Париже, где Павел Воронов водил такси. В 1928 году на корабле они уплыли в Америку. Это решение было неожиданным. Выросло оно из встречи с одним американцем, который убедил их, что нужно эмигрировать. Когда они наконец решились на переезд, он поселил их в собственном доме. Спустя время Вороновы не разочаровались в своём решении.

«В ужасных условиях, в которых находится мир сегодня, нам в Америке повезло, что мы можем вести нормальную жизнь, воспитывать наших детей в соответствии с принципами и традициями, переданными нам из поколения в поколение», — писала Ольга Константиновна в 40-х годах.

Павел работал инженером, Ольга преподавала русский и французский языки, историю и литературу России.

Ольга и Павел Вороновы Ольга и Павел Вороновы / Фото: Личный архив Алекс де Фиркс

Встреча с Гарбо

Дочь Ольги и Павла Татьяна окончила Институт искусства, науки и промышленности Мура в Филадельфии. Её специализацией был дизайн костюмов. Она устроилась на работу в Saks Fifth Avenue. Высочайший уровень обслуживания клиентов привлекал высшее общество и знаменитостей со всей страны. Так, например, здесь часто бывала голливудская звезда Грета Гарбо. Она стала одной из первых клиенток Татьяны Вороновой. Татьяна рассказывала об этом одному американскому журналу:

«Я всё ещё могу представить её, когда она вошла в магазин. На ней была огромная шляпа. Без макияжа. У неё были удивительные кости. Гарбо была абсолютно красивой».

Также Татьяне во время работы удалось познакомиться с популярной актрисой Лорен Бэколл. Последующая профессиональная деятельность Татьяны во многом была связана с дизайном открыток. Муж её был из прибалтийских немцев де Фирков. У супругов родилась единственная дочь — Алекс.

В 1969 году от рака умер Павел Воронов. И смерть его стала большим ударом для его супруги. Ольга Константиновна была в очень подавленном состоянии и по сути оправиться от потрясения уже не смогла. С детства верующая, она ещё больше ушла в религию. В 1970 году семья эмигрировала в Австралию. В последние дни жизни графиня уже не узнавала близких. Она покинула этот мир в 1982 году.

Ваш браузер устарел!

Обновите ваш браузер для правильного отображения этого сайта. Обновить мой браузер

×