Размер шрифта:
Изображения:
Цвет:
Баннер вакцинация
15:57, 13 апреля 2021
 Анна Золотарёва 1749

Со времён петровских драгунов. Как родились названия ивнянских сёл, улиц и круч

Такой вопрос корреспондент «Родины» задала старожилам Драгунки и Выезжего.

Как наши предки давали названия? Почему так, а не иначе? Отчего некоторые имена деревень, сёл, улиц, круч, оврагов живут, а другие нет? Продолжаем рубрику «Народная география». И на очереди Драгунское сельское поселение с сёлами Драгунка и Выезжее.

Точная дата основания этих красивых старинных сёл до сих пор неизвестна. По одной из версий, которую находим на сайте поселения: «Драгуны стояли в этих местах во время похода 1687–1689 гг. Здесь проходили главные силы русской армии от Головчино к Полтаве (Полтавская битва 1709 года)». В селе размещался драгунский кавалерийский полк, отсюда и пошло название Драгунка.

«По берегам реки Пены, протекающей на территории села, рос густой лозняк. Драгуны выезжали вверх по течению реки на тактические занятия и саблями рубили лозняк. Это место они так и называли — Выезд. Позже здесь появилось несколько дворов, а затем и поселение, которое получило название Выезжая».

Не богато, но весело

В Выезжем едем к Николаю Митрофановичу Ховякову, ему 83 года, из мужчин он тут самый старший. Искренне удивляемся его паспортному возрасту — на вид не дашь — и его памяти. В прошлом колхозный тракторист и скотник и сегодня может точно сказать, сколько коров было на ферме и на подворьях в советское время.

Родное село, ставшее местом счастья, где появились дети и столько всего пережито, он никогда не покидал. С любовью мужчина перебирает страницы жизни, где главный герой — время.

«В трёх километрах отсюда была деревня Чертово, она тоже связана с драгунами. Чертово от слова „черта“, которую драгуны, приезжавшие сюда, никогда не пересекали. Хорошая была деревня, большая. В войну немцев в Выезжем не было, бои шли поблизости, в Новеньком. У нас хозяйничали и расправлялись с людьми полицаи. В марте 43-го они убили девять местных жителей, среди них был мой дед Алексей. Закололи штыками, 75 ран нанесли. У дедушки трое сыновей служили в Красной армии», — поделился воспоминаниями Николай Митрофанович.

В 1947 году на реке Пена, между деревнями Чертово и Выезжее, началось строительство ГЭС, и вскоре в домах колхозников загорелись лампочки. В 1948-м в только что отстроенную животноводческую ферму впервые завезли коров из Германии.

«После войны жили хорошо. Бедновато, но весело и дружно. Всё село — одни родственники: Лифинцевы, Кардашовы, Емельяновы, Ховяковы. И в горе и в радости вместе. Умер старый человек — проводить на кладбище выходит всё село. Строилась хата — мазать стены собирались все», — продолжил собеседник.

Дед Богдан — на косе, Железкин — на дудке

Как бы трудно, тяжело ни работалось в колхозе — о механизации тогда только начинали говорить, — вечером песни петь, танцевать, хороводы водить никого не надо было уговаривать. В престольные праздники — Вознесения или Михайлов день из Вышних и Нижних Пен, Драгунки сходились люди в Выезжем. Гуляли до самой ночи.

«Музыка у нас своя была. На косе играл дед Богдан, на дудке — Железкин (кличка по подворью) Григорий Иванович Слюнин, гармонист — Корзина (по подворью) Иван Алексеевич Корзинин, на балалайке — Николай Захарович Чибисов. Играли „Тимоню“, „Барыню“, страдания, люли — старинные такие песни. Одни поют, другие бьются (танцуют. — Прим авт.)», — рассказал собеседник.

Пели в каждом доме. Музыкальная традиция Выезжего была известна с конца XVIII века. Воздух, природа тут особенные или ещё что — певуньи рождались регулярно. Их голоса слышались в поле, у люльки, «на дойне», свадьбах, церковных и государственных праздниках.

«Помню, Лидка Карасёва, Настя Коняшкина, Валянка Ромашина едут в поле на прополку свёклы и поют. Как трудно жили — в колхозе всё руками, дом держали, хозяйство вели, детей рожали и ведь всё успевали, — восхитился Ховяков. — В 80-х годах из самых голосистых организовался ансамбль фольклористок „Бабушкины забавушки“. Песни записывали на магнитофон, изучали профессора-музыковеды. Артисток в необыкновенной красы нарядах прапрапрабабушек возили в Москву, на радио, концерты».

Говор местных особенный, певучий. Тут говорят с ударением на первый слог и немного врастяжечку: на́пяку (напеку), хо́дя (ходят), бре́гу (берегу), хфа́ктук (фартук), па́хне (пахнет), тё́плышко (тепло), ни́щиго (ничего), ся́ло (село), ся́стра (сестра).

НЛО в Поганом логу

Вместе с самобытным диалектом сохраняются старинные названия улиц и топонимов. Народные имена сегодня звучат как официальные. В Выезжем три улицы — Подзавалье, Кардашовка и Центральная. Последняя — самая длинная, протяжённостью больше километра, с изгибом. Прежде называлась Село, то есть место, где селились.

«Подзавалье укрылось за бугром, отсюда и такое название. Живут там сейчас одни пенсионеры. На Кардашовке всегда жили семьи Кардашовых. Семей шесть теперь там осталось», — рассказал Николай Митрофанович.

Один из бугров ласково зовётся Горянка, когда‑то это была живая улица с домами, колхозом, фермами, магазином и клубом. Сегодня тихо и пустынно.

В окрестностях села можно найти овраг Большой лог и яр Коняшкина Ярушка, который так окрестили в честь семьи Лифинцивых, носившей деревенскую кличку Коняшкины.

Есть Выезжанский лог и Пасечный — тут стояли домики для пчёл. В последнем в 1968-м геологи нашли алюминий, бурили и взрывали грунт. Насверлив дырок в земле, выяснили, что залежи металла проходят очень глубоко, а сам пласт тоненький. Месторождение признали бесперспективным.

Поганый лог провинился перед людьми тем, что в его лесах здорово плодятся и вольготно себя чувствуют полчища ужей. До 90-х лог был обжитым, стояли дома колхозников, но как съехал последний человек, про него забыли. Вспомнили десять лет назад, когда решили провести первый молодёжный фес­тиваль «Серебряная струна». Тогда и произошла здесь странная история.

Два дня участники фестиваля били по струнам, пели, спали в палатках и были абсолютно довольны. Мероприятие проходило на ура. А когда стали печатать и публиковать фотографии на память, заметили дефект, который был на всех снимках, — огромные смеющиеся воздушные шары или пузыри, похожие на смайлики. Фото показали уфологам, те обследовали Поганый и признали зону аномальной, но с очень хорошей, положительной энергетикой. Чудеса…

Стёрт в порошок

Из Выезжего едем в Драгунку. Дорога бежит то полем, то леском и выносит к живописным меловым кручам. Молодой таксист рассказывает, как летом белые горы становятся местом эффектной фотозоны и приманкой для мелоедов.

В старые времена здесь был карьер, шли разработки, добыча была опасной, местные старики могут вспомнить, как народ погибал под завалами. По железной ветке мел вози­ли на сахарный завод в Ивню, он требовался для очистки свёклы.

Далеко с белых круч виден поклонный крест, установленный на месте храма, разобранного в 1943 году. За всю историю села тут было две церкви. В 1800-м «тщанием прихожан» построили первую. Вторую и последнюю освятили в 1898-м.
Тогда же записали: «В приходе деревянной Димитриевской церкви c. Драгунского (в р.) азные эпохи село называлось по‑разному. — Прим. авт.) 540 мужчин и 483 женщины; один раскольник мужского пола, сектантов нет».

Про Драгунскую церковь тоже рассказывают чудеса. В Великую Отечественную её брёвна понадобились для строительства моста. Пока разбирали, крест с колокольни упал и ушёл глубоко в землю. Попытки достать его результата не дали, якобы он всё глубже «прятался».

В декабре 1917-го село попадает в жернова братоубийственной гражданской войны. Вот что 11 декабря телеграфирует командующий отрядом прапорщик Павлуновский: «Отряд корниловцев в составе одного ударного полка, 2-го и 8-го Оренбургских ударных батальонов и 4-го отдельного ударного батальона численностью в пять—шесть тысяч человек при 200 пулемётах нами стёрт в порошок… Наш отряд, состоящий из черноморцев и балтийцев и польского легиона, держал всё время противника под ударом и у деревни Драгунское окончательно разгромил и рассеял организованное ядро корниловских войск. Бой у деревни Драгунской продолжался около шести часов, выпущено более трёхсот снарядов».

«Заходь в хату, може борщика подъешь?»

Народным краеведом для нас просим стать директора школы Наталью Польшину, до этого она десять лет успешно рулила поселением.

— Что тут за люди живут? — не скрываю интереса к местной истории и характеру людей.

— Трудовые. Доброжелательные. Разные. В Выезжем все коренные и все — родственники. Там гостя встретят как своего: «Заходь в хату, може борщика подъешь». В Драгунке на улице Полянской, которая раньше звалась хутором, скажут: «Захови в двор». На Загоренке: «Сади на лавочку под двором». А в центре Драгунки живёт много пришлых, у них свои устои.

Наследники драгун были героями империалистической и гражданской войн, революции, Великой Отечественной и труда. За успехи в сельском хозяйстве около 25 трактористов, водителей, доярок, комбайнеров удостоены высоких правительственных наград. Родом из Драгунки учёный физик-ядерщик Пётр Иванович Гладких, профессор медицины Григорий Фёдорович Горлов, доктор сельхознаук Виктор Николаевич Литвинов.

Мама Польшиной — Валентина Григорьевна Дубовая, доярка, отмеченная за труд орденами Трудовой Славы и Трудового Красного Знамени, — впервые в истории села стала депутатом областного Совета народных депутатов.

Кабак, махновцы, Левитан

Самая молодая, она же и старинная улица Драгунки — Центральная. Официальное название получила в 2006-м. До этого времени звалась Село, люди говорили: «Пойду на Село».

Сегодня на ней находится ДК, школа, почта, центр семейного врача, магазин, детская площадка, администрация поселения. А в Советское время тут стояла колхозная контора, конюшня, КБО — комбинат бытового обслуживания, Дом животноводов с парилкой, душевой и бассейном.

«На Центральной работал кабак — двух­этажный дом, сложенный из кирпича на яйцах, с белыми красивыми ставнями», — продолжила Наталья Польшина.

В большом селе, где жило около тысячи человек, был собственный радиоузел. Каждое утро сельчан будил голос местного Левитана — завхоза и бригадира Сергея Трофимовича Горлова, который по радио раздавал колхозникам наряды на работу.

«Иногда диктор забывался и называл не фамилию, а кличку по подворью. Тогда по селу неслось: „Слушайте наряд. Донька Говоркова идёт работать в поле“», — рассказала собеседница.

Центральная в одном месте переходит в улицу Загоренка, которая тянется в сторону Выезжего. Загоренка бежала за горой, отсюда взялось такое имя. С Села сюда отселялись молодые семьи, которые хотели строить дом, но им не хватало места в центре.

«Улица Александровка названа в честь мужчин, которые там живут и носят это имя. Там стоят дома Иванисовых, Горловых, Киян, Польшиных, Захаровых, Лукьянченко — в каждом есть маленький или большой Александр», — рассказала директор школы.

История пятой и последней улицы села — Полянки — связана с драгунским помещиком Россинским, который выделил там некому Полянскому часть земли. Образовался хутор по имени его владельца. Селились там зажиточные крестьяне. И ещё один факт о Полянке: 22 января 1921 года по хутору рыскала банда Махно, которая искала здесь большевистского активиста Слюнина, но не нашла.

Старые названия сохранились в именах природных объектов, возможно, некоторые появились при первопоселенцах — драгунах. Например, болото, где для скотины косили песчак, зовётся Медвежье. Гусей пасли на «двойке». Лес с берёзами — Сабельниково, потому что похож на саблю. Лес Долгенькое тянется по двум буграм и немного продолговат.

Ваш браузер устарел!

Обновите ваш браузер для правильного отображения этого сайта. Обновить мой браузер

×